Коммерциализация государственных предприятий

Ограниченное распространение в переходной экономике ряда стран имели идеи коммерциализаций госсектора (главным образом через акционирование государственных предприятий). Дольше всего они просуществовали в Китае, где первые признаки корректировки концепции госкапитализма обозначились лишь в 1997 г. Китайские государственные акционерные компании в большинстве своем так и не смогли преодолеть убыточность. В 1996 г. 40—50% таких компаний удерживались на плаву лишь благодаря кредитам государственных банков: до 80% их оборотных капиталов формировалось исключительно за счет банковских кредитов.

В восточноевропейских странах коммерциализация государственных предприятий рассматривалась главным образом как подготовительный, переходный этап к приватизации, который желательно миновать как можно скорее. Однако на практике большие проблемы с приватизацией и особенно затруднения в реструктуризации крупных приватизированных предприятий заронили серьезные сомнения в абсолютном и повсеместном превосходстве частных компаний. Иностранные инвесторы интересовались только «звездами» национальной экономики и не спешили принимать в расчет интересы реструктуризации остальных предприятий. А национальный капитал стремился использовать дешевые государственные активы, не заботясь об эффективности перераспределения ресурсов и наполнении государственного бюджета. К тому же у государственных предприятий в странах с переходной экономикой фактически не было серьезного опыта работы в рыночных условиях. Исключением является Венгрия, где все-таки делались неоднократные попытки организовать на рыночных принципах работу предприятий, по тем или иным причинам сохраняющихся полностью или частично в госсобственности.

Более того, на первоначальном этапе рыночной трансформации отмечалась и прямая дискриминация государственных предприятий. Так, в России в ходе массовой приватизации и сразу после нее власти неоднократно заявляли, что государственная поддержка (государственные гарантии под кредиты, участие в крупных инвестиционных проектах под патронажем государства) может быть предоставлена в первую очередь приватизированным предприятиям.

В Польше государственные предприятия с помощью дискриминирующей системы налогов были сознательно поставлены в худшее положение по сравнению с частными. Независимо от их реального экономического состояния государственным предприятиям отказывали в инвестиционных кредитах, налог на капитал изымался без учета рентабельности и требований восстановления основных фондов. И лишь впоследствии на основании закона о коммерциализации (1997 г.) государственные предприятия были уравнены с частными.

Получилось так, что «пасынками» для государства стали именно те предприятия, в которых ему принадлежал либо весь капитал, либо его значительная часть. При таком отношении к собственным капиталам государство не только постоянно недополучало свои законные бюджетные доходы от дивидендов на госпакеты акций и от передачи таких пакетов в трастовое управление, но и несло прямые убытки от неэффективного управления акционерными обществами с государственным участием. Так, из 3500 госчиновников, входивших в советы директоров российских АО в конце 1997 г., 80% составляли сотрудники федеральных министерств и ведомств, индифферентное или, что значительно хуже, «заинтересованное» поведение которых по отношению к АО развязывало руки менеджменту компаний, позволяя ему игнорировать интересы государства, накапливать долги, размывать госдолю путем несанкционированных дополнительных эмиссий.


6091748940531077.html
6091778178422971.html
    PR.RU™